Он-лайн справочник организаций

ГосслужбыМагазиныМедицинаОбразованиеОтдых и спортРазноеУслуги
20 августа 2019 года, Вторник


Тираж газеты — 6000 экземпляров.

Распространяется на территориях
Волоколамского, Шаховского
и Лотошинского районов Подмосковья.
Распространение и подписка
+7 (496) 362-11-28
Реклама в газете и других изданиях
+7 (496) 362-73-81


  

 

 


Артистом стал еще в школе

 Народный артист России Валерий Баринов поделился воспоминаниями о школе и любимых учителях, а также своими представлениями о том, какой должна быть идеальная школа

– Валерий Александрович, расскажите немного о школе, в которой вы учились.
– Я учился не в одной школе. Сначала в сельской – до четвертого класса, потом перешел в семилетку, а заканчивал в школе №19 города Орла.
– Как вы учились?
– «Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь», как писал Пушкин. Я учился в хулиганском районе, в орловской Монастырке. Учеба давалась легко, но отличником я никогда не был. 
– А в институте как обстояли дела?
– В институте учился хорошо. У меня была цель – иметь пятерки не только по актерскому мастерству, сценической речи, сценическим движениям, фехтованию, танцам, но еще и по всем общеобразовательным предметам, а их было много. Был вот такой азарт. Я стал круглым отличником – получил красный диплом. 
– У вас были любимые школьные предметы?
– Очень любил литературу, историю и, как ни странно, геометрию, потому что у меня невероятно было развито пространственное мышление. Мне очень нравилось решать задачки.
– Как складывались ваши взаимоотношения с учителями?
– Да по-разному. Очень любил учительницу литературы, она меня называла «моя любовь и мое несчастье». А все потому, что я хорошо читал стихи, но при этом в диктантах или сочинениях допускал много ошибок. Долго с этим боролся. Сейчас, наверно, тоже ошибаюсь, но меньше, ведь я прочитал огромное количество книг, сценариев, пьес. Читал и читаю всегда с удовольствием.
– Кого еще вы помните из учителей?
– Помню первую учительницу, ее звали Александра Афанасьевна. Как это давно было… В сельской школе, поскольку там было мало кабинетов, мы иногда занимались по два класса вместе. Допустим, сидели первый класс и четвертый, и учительница вела сразу у всех. Вот так мы учились.
– Кем вы мечтали стать, будучи школьником?
– Сначала хотел быть столяром. А вообще, я довольно рано интуитивно определился с профессией. В шесть лет вышел на сцену читать стихи на взрослом смотре художественной самодеятельности. Мне это очень понравилось. Ощущение зала, аплодисменты… И вот я решил для себя, что буду артистом. Еще у меня в детстве был голос мальчишеский, поэтому я пел, участвовал во всех смотрах, читал стихи – в общем, был артистом. Жаль, что вовремя не проследили за мной и я упустил время мутации: продолжал петь и надрывать горло, поэтому певческого голоса у меня не вышло. Все проблемы моей профессии были связаны с голосом, но я очень много над ним работал и стал, кем мечтал.
– Как вы сдавали экзамены?
– Экзамены у нас были в четвертом классе, в седьмом и в десятом. Я всегда во время учебного года валял дурака, но экзамены сдавал хорошо, и все поражались, как это у меня получалось. У меня очень хорошая память, она, слава богу, меня не подводит. Даже сейчас тексты учу быстро.
– Раскройте нам, пожалуйста, секрет: как быстро выучить текст?
– Это ведь довольно просто. Тут главное – внушить себе, что текст ты уже знаешь. Прозу, например, начинаешь учить и не заучиваешь слова, а заучиваешь мысль. Потом просто пересказываешь своими словами, а если хорошая литература, то приходят именно те слова, которые написаны классиком. Есть авторы, чьи произведения очень трудно учить, есть и те, что даются легко. А когда учишь стихотворения, надо представить себе картину, о которой рассказываешь, и поймать логику стиха. Но все равно бывают вещи, которые надо просто зубрить – например, если не хватает времени. Я однажды за ночь выучил 113 страниц текста – это мой рекорд.
– Какие вы видите проблемы в современной школе?
– Мои дети уже выучились, но вот внучка сейчас во втором классе, и мне кажется, что нынешняя школа не ориентирована на воспитание индивидуальностей. Я противник ЕГЭ. Мне кажется, что детей всех в одно прокрустово ложе вставляют: вот набрал столько-то баллов – молодец. Я считаю, что процесс воспитания в школе должен быть очень индивидуальным. Понимаю, что учителю некогда, но это очень важно – учитывать индивидуальность ученика, его склонности, его желания, не угождать ему, а требовать с него. И еще мне кажется, что современным детям не хватает ответственности. Кроме уроков, каждый человек лет с пяти уже должен знать, за что он отвечает. Пусть это будут мелочи: убрать игрушки, сходить в магазин, помочь маме. Поскольку я вырос в деревенской семье в послевоенное время, надо было работать в поле, в огороде, пасти скот – это возлагалось на детские плечи, но в то же время приучало к труду. 
 
Может, скажу по-стариковски, но все очень ушли в гаджеты, Интернет. Я сам увлекаюсь этим, хотя, конечно, не до такой степени, как молодые, – в игры не играю, но вся информация ко мне поступает через Сеть. Мне кажется, что в школе сейчас отношения между ребятами несколько эгоистичны. Ощущения коллектива, как в советское время, что мы все вместе – этого очень не хватает и школе, и обществу в целом. 
 
50 лет прошло с моего окончания школы. Я приехал в свой любимый город Орел на вечер встречи выпускников. С 17 из 23 одноклассников я не встречался и с трудом их узнал, но все равно присутствовало ощущение счастья от встречи с тем коллективом, с которым я жил, радовался, огорчался. 
 
Детство, в какое бы несчастное, тяжелое время оно ни проходило, – это самая счастливая пора, но, к великому сожалению, короткая. Трудно детям понять, что надо многое успеть. Когда-то Суворов замечательно сказал: «Самая большая для нас ценность – это время. Важно не упустить его».

– Как вы считаете, кому было легче учиться – вам или современным детям?
– Я думаю, что все-таки нам было легче, так как все было несколько ясней. Сейчас у детей столько неприкрытой информации, они перегружены ею. Нужно переработать ее, пропустить ненужное, это не дает человеку сфокусироваться. Очень важно сосредоточиться на том, чего ты хочешь добиться в жизни, кем ты хочешь стать. Мое жизненное кредо – терпеть, но не ждать. Что такое «терпеть» – все понимают. А «не ждать» – все время работать над собой. Судьба обязательно предоставит шанс, и надо быть готовым его использовать.
– А в качестве родителя приходилось ли решать школьные проблемы?
– Да, конечно, хотя в отношениях с учителями и одноклассниками я очень доверял своим детям. Если был конфликт, я всегда говорил: «Прав – будь мудрее, несмотря на твой юный возраст». Учитель тоже человек, у него есть свои проблемы, свои домашние обязанности. В одноклассниках сына и в нем самом меня кое-что поражало: я своих учителей до сих пор помню, а они не запоминали, как зовут учителя, помнили лишь прозвища. Это меня так потрясло, что я спросил, как же они обращаются на уроке, а они ответили, что, мол, никак. Конечно, в этом вина детей, но и вина учителя тоже. Кто-то знал хорошо учителя физкультуры, кто-то – литературы, но все вместе знали только классного руководителя. Это меня просто потрясло. Я думал, как же дети обворованы в школе, раз у них нет интереса к тому, что рядом происходит.
– Какой вы видите идеальную школу?
– Я вижу школу домом, тем местом, куда хочется прийти мальчику, девочке. Это школа, по которой скучают и с нетерпением ждут возвращения. Помню, когда учился в институте, я занимался любимым делом. Допоздна мы репетировали, работали, а утром я просыпался от счастья, что сейчас пойду снова заниматься мастерством. Это было идеальным состоянием, и я был окружен любовью, она присутствовала во всех людях, которые пытались вырастить из меня артиста. Вот это было ощущением счастья.
 
– Поклонники вашего таланта помнят вас в роли и директора, и учителя. Тяжело было их играть или наоборот?
– Мне было очень интересно общаться с простыми девчонками и ребятами, я многое получил от них. В «Кадетстве» снимался с удовольствием, вокруг были суворовцы и молодые актеры. Когда снимался в «Ранетках», мы, можно сказать, жили в школе. Для меня это было очень приятное времяпрепровождение, я вспоминаю об этом с удовольствием.
– Но часто в фильмах и сериалах вы играли и отрицательных персонажей…
– Да, очень много играл. У меня около двухсот фильмов, в разных персонажей приходилось перевоплощаться. Вообще, я не верю в людей отрицательных и положительных – в каждом есть и то, и другое, только воспитание, культура, уровень образования позволяют человеку справляться со своими эмоциями и направлять их в нужное русло. Очень люблю играть отрицательные роли, я как бы сам освобождаюсь от того мерзкого, что во мне присутствует, очищаю себя каждый раз, когда поднимается занавес. Особенно в театре такое бывает, потому что театр – это уникальное искусство, оно происходит здесь и сейчас. Когда наполняется зал и ты выходишь, то мы со зрителем являемся партнерами, творим чудо. Конечно, актер ведет за собой зрителя, создает атмосферу, но когда зрители смеются, плачут, аплодируют, когда они замолкают по моей воле – это, может быть, самое счастливое ощущение для актера.
– Насколько сложно переключиться с доброго учителя на коварного злодея?
– Это уже профессия. Я не думаю, сложно или несложно, это же не выключатель – одни чувства включил, другие – выключил. Нет, надо искать болевые, проблемные точки. Искусство вообще начинается со слова «нет», с момента отрицания, а не благополучия. Замечательно сказал поэт Николай Майоров: «Когда нам действительно плохо, мы хорошие пишем стихи». Все это проходит через тебя, а сложно-несложно… Нет, несложно. Бывает, что роль не идет, когда репетируешь в театре. А в кино некогда: пришел, сыграл, уехал. Ты должен участвовать в процессе, все должно работать моментально.
– На данный момент над чем вы работаете?
– Я играю, у меня спектакли в ТЮЗе, очень много концертов. Иногда в год бывает по девять работ в кино. Сейчас снимаюсь в четырех фильмах, но два из них стоят – нет денег. Недавно вышли сериалы с моим участием.
– Сериал «Красная королева» вызвал большой интерес у зрителей, его показывали по «Первому каналу»…
– Да, у него высокий рейтинг. Но мне было обидно, потому что в это самое время по НТВ шел другой сериал – «Профессионал» и его смотрели меньше именно из-за «Красной королевы». А та картина очень хорошая, тоже мне дорога. Друзья шутят, говорят, я на всех каналах, но это ужасно. Лучше бы я был на одном, а потом на другом.
– 2016 год – Год кино. Будете ли вы принимать участие в каких-либо мероприятиях, посвященных этому событию?
– Я уже был на фестивале «Витязь», который проходит по городам России, его проводит замечательный артист Николай Бурляев. В этот раз фестиваль состоялся в Перми. В мае в Петербурге прошел фестиваль «Виват, кино России!». В прошлом году я был в качестве члена жюри, а в этом – как участник.
– Большое спасибо за такую интересную беседу! Желаю вам и в дальнейшем много интересных работ в театре и кино!
 
 
Юлия ДЯГИЛЕВА

Комментарии посетителей

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

E-mail

Пароль


 
Регистрация
 
Напомнить пароль
 
Вернуться назад
О нас
Наши издания
Новости
Объявления
Наши мероприятия
Реклама
Контакты
Приложение к газете
Земельные участки и объекты недвижимости
Moscow Raceway
В Авангарде
В этот день
Вопрос недели
Города-побратимы Волоколамска
Достопримечательности
Жизнь района
ЖКХ
Золотое перо
Колонка Сергея Кутейникова
Королева номера
Краеведение
Криминал
Культура
Мгновения войны
Музеи, галереи и театры
Образование и спорт
Обратная связь
Персона
Политика
Праздник
Про кино
Проблема
Происшествия
Родились в Волоколамске
Соседи
У нас в Подмосковье
Число недели
Наши партнеры
Использование материалов без согласия редакции ЗАПРЕЩЕНО!
При цитировании ссылка на газету «Волоколамская неделя» обязательна.
Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Яндекс.Метрика
???????@Mail.ru